Ядерная энергетика украина и мир в контексте Фукусимы

UBR: Президент США настаивает на развитии термоядерной энергетики, как это принципиально и животрепещуще?

UBR: Стоит нам бояться последствий ядерной катастрофы в Стране восходящего солнца?

А.Ш.: Этого страшиться не нужно, тут необходимы организационные меры. Как указывает опыт пост чернобыльского периода, верная организация работы по радиационной защите, по исследованию всех тех процессов, которые происходят в той зоне, где произошла утечка товаров деления, позволяет обезопасить себя. Мировой опыт очень большой, он обобщен и нашими учеными биологами, которые занимались радиологическими и физиологическими последствиями. Статистика ужаса, как я ее называю, не такая большая, при неких исследовательских работах рентгеновских, томографии и т.д. существенно меньше мы получаем даже, находясь в 30-километровой зоне. Задачка на данный момент вдуматься в тот опыт, который уже есть, так как это 3-я большая ядерная трагедия в мире на энергетическом объекте, которая принуждает мир пошевелить мозгами.

UBR: 2-ая, которую увидели и украинцы?

А.Ш.: Ранее мы переживали много аварий и ядерных процессов: взрыв 1983г. в Китае ядерного орудия, привел к тому, что три раза радиоактивное скопление прошло над Украиной, все это зафиксировано. По систематизации МАГАТЭ за время эксплуатации в мире состоялось ядерных аварий около 20.

UBR: А ядерных исследовательских работ, испытаний?

Ядерная энергетика украина и мир в контексте фукусимы

UBR: Они могут повторить те же ошибки, что и Украина?

UBR: Почему Германия, Европейский альянс, США заговорили о том, что нужно перепланировать развитие ядерной энергетики? И в Германии был период, когда они планировали закрыть все свои АЭС к Две тыщи 20 году, а пару лет вспять изменили планы на продолжение эксплуатации и на данный момент опять задаются вопросом закрывать либо нет. Почему так происходит?

А.Ш.: Я в таких ситуациях говорю, что не пристало учить президентов, но в этом случае их обязанность прислушиваться к этому и делать выводы себе. То, что сделала Германия — это бред. Выпадать из технологического процесса, с общего развития, этого делать никто не будут, также, как никто не откажется от развития астронавтики либо добычи нефти.

UBR: Наименее продвинутые страны подтягиваются, и начинают идти по пути бывшего русского Союза, несет ли это внутри себя некоторую опасность?

А.Ш.: Не нужно оставаться в тех старенькых схемах либо стереотипах, которые есть. Все народы имеют определенную степень развития и определенную квалификацию. Индия либо Китай 40 годов назад были странами даже не третьего мира.

А.Ш.: Исследования и тесты входят в этот список. Это не касается только ядерных электрических станций, это касается вообщем ядерного комплекса в мире. Это и фабрики по переработке, и шахты и т. д. Регламенты, которые прописаны в МАГАТЭ жесткие. Отсутствие дисциплины технологической приводит к трагедиям.

Ядерная энергетика украина и мир в контексте фукусимы

А.Ш.: Как указывает опыт Индии и Китая — они люди дисциплинированные и делают выводы из произошедшего в мире. И в ядерной энергетике они имеют определенные заслуги. Индия вообщем сделала ториевый цикл, о котором мы гласили 30-40 годов назад, но к нему не приступили. А они создали ядерную энергетику на тории.

Каковы последствия ядерной катастрофы в Стране восходящего солнца для Украины, какие тенденции наблюдаются в мире по ядерной энергетике в связи с последними событиями, также об успехах развития термоядерной энергетики, ведает в интервью UBR глава фонда развития ядерной энергетики Анатолий Шведов.

А.Ш.: Термоядерные исследования в мире ведутся с начала 50-х гг. когда, И. Курчатов, начал открытый процесс адаптации термоядерной реакции. С тех пор потрачено более 100 миллиардов. баксов. Но ни одно базовое изобретение так и не изготовлено. И перспективы сотворения ядерного реактора по той схеме, которая употребляется в исследовательских работах, практически, с моей точки зрения, тупиковое направление. Для образования термоядерной плазмы управляемой, процесса как такого, в каком происходит слияние ядер и формирование высочайшего энергетического выхода, перспектива очень дальнего грядущего. Так как нет в нашем постиндустриальном обществе, тех ресурсов и материалов, которые бы обеспечили подходящий процесс.

UBR: На данный момент это еще больше небезопасно, чем ядерная реакция?

А.Ш.: Это на два порядка выше по выделению энергии на единицу объема. Не освоив третье-четвертое поколение реакторов, мы не можем приступать.