Мы находимся сначала заката нефтяной эпохи, которая длилась весь xx век

Мы находимся сначала заката нефтяной эпохи, которая длилась весь XX век, а в обозримой перспективе нефть не станет быть предметом первой необходимости, считают многие специалисты, чье мировоззрение приводят корреспонденты Газеты.Ru, которые попробовали разобраться, какое будущее ожидает мировую и российскую нефтегазовую ветвь.

Задачки для нефтяной науки

Нефтегазовая геология представляет собой прикладной раздел геологии. Последние 40 лет стали принципиальным периодом развития этой области науки, и не в последнюю очередь в СССР и в РФ. За этот период времени были открыты новые уникальные месторождения, и основная задачка виделась как обычное наращивание добычи. На данный момент же происходят исторические конфигурации, и изменяется баланс сил, гласит директор института заморочек нефти и газа РАН и Минобразования РФ Анатолий Дмитриевский.

Это был сланцевый газ, припасы которого ранее числились очень небогатыми для того, чтоб его добыча стала выгодной. И это событие отдало толчок тому, что сейчас в мире именуется Величавой сланцевой революцией. Сланец это органическая смола, смешанная с огромным количеством пустой породы. С давнешних времен его употребляют как горючее, а с позапрошлого века пробуют добыть из него газ; обычно это метан. Но до сланцевой революции это был газ для бедных концентрация его в сланцах невелика, добывается он оттуда с трудом, потому его никогда не считали особо полезным ископаемым топливом. Но есть одно событие его содержание в недрах громадно: одни специалисты именуют числа в сотки триллионов кубометров, другие считают этот ресурс вообщем неистощимым и возобновляемым.

Классические способы добычи недостаточны для покрытия потребностей. При росте цен на нефть конкурентоспособными становятся новые, неведомые ранее технологии.

В 2014 году в Москве пройдет 21-й Мировой нефтяной конгресс (в русской столице схожее мероприятие проходило 40 годов назад). Главные вопросы, которые подвергнутся рассмотрению на конгрессе, звучат последующим образом: По какому пути пойдет мир? Какова предстоящая роль нефти и газа в мировой экономике? Какие технологии добычи станут более успешными? Что будет более отлично: добыча нефти в море, на все огромных глубинах, либо освоение припасов тяжеленной нефти, природных битумов на суше? Как будут решаться надлежащие экологические задачи? Даст ли сланцевый газ импульс развитию индустрии в индустриально продвинутых странах?

При всем этом Дмитриевский уделяет свое внимание, что в программке конгресса не выделены вопросы, принципиальные конкретно для РФ, а конкретно: определение того, что нужно сделать для преодоления зависимости от цен на нефть. Что в состоянии сделать для этого нефтегазовая ветвь. Какими темпами развивать добычу нефти и газа, в каких регионах.

Уровень цен на нефть в ближнем будущем, короткосрочной и поболее дальной перспективе, только одна из заморочек, утверждает ученый. Понятно одно, что при ценах более 100 50 баксов за баррель авто индустрия способна дать экономный движок, потребляющий сильно мало бензина. Более того, опасность больших цен уже привела к созданию энергоемких аккумов.

Предстоящий прогресс в этой области может, при этом очень стремительно, привести к полному переходу автомобилей на электронную тягу. Нефть не станет быть предметом первой необходимости.

Словом, ситуация со сланцевым газом оказалась серьезнее, чем считали в Газпроме, и там уже начали признавать это.

Вопрос о сроках востребованности нефти, длительности периода больших цен на нефть является в особенности томным для нашей страны, гласит академик. Совсем ясно, что состояние технологической отсталости на сегодня полностью неприемлимо. Азиатские страны стремительно уходят вперед, а выход из экономического кризиса, захватившего продвинутые страны, приведет в их к созданию новых технологий, скачкообразному росту эффективности.

Сланцевый газ: страшилка либо революция?

В последние пару лет понятие сланцевый газ перевоплотился в собственного рода страшилку для РФ, и а именно для Газпрома. Попробуем разобраться в том, так ли это по сути. История началась в Две тыщи два году, когда южноамериканская компания Девон Энерджи в первый раз в практике добычи газа пробурила горизонтальную скважину, залила ее под огромным давлением консистенцией воды, песка и хим реагентов (так именуемый фрекинг), а потом откачала воду.

Из скважины сходу пошло настолько не мало газа, что сходу зашел разговор о его коммерческой добыче.

Перед ведущими странами стоят очень суровые препядствия, от решения которых зависит будущее всего мира. Можно сказать, что мы находимся сначала заката нефтяной эпохи, которая длилась весь XX век, утверждает академик. В протяжении этих лет конкретно нефть определяла технический прогресс. Бензиновый двигатель изменил вид мира, обеспечив необычный рост производительности труда. Резвое повышение населения развивающихся государств приводит к росту спроса на нефть. С другой стороны, ее припасы в недрах ограничены.

Для Соединенных Штатов, безвыходно сидевших тогда на игле газового импорта, сланцевый газ оказался истинной благодатью.

Скоро США смогли практически вполне отрешиться от импорта сжиженного газа из Катара и Египта, а в Две тыщи девять году, обогнав Россию, стали мировым фаворитом добычи газа 745,3 миллиардов кубометров, из которых 40% приходилось на метан, добываемый из угольных пластов, и, приемущественно, сланцевый газ.

Газпром на южноамериканский газовый триумф повышенного внимания не направил. В общем-то, наши газовики имели для того основания невзирая ни на что, у сланцевого газа есть целый ряд недочетов. Во-1-х, добыча его как и раньше остается накладной по данным Анатолия Дмитриевского, директора Института нефти и газа РАН, в этом году он обходится Штатам по стоимости более 100 50 баксов за тыщу кубометров, в то время как русский природный газ имеет себестоимость в 50 баксов за тыщу кубометров, при этом с учетом транспортных расходов. Газосланцевая добыча становится выгодной только при больших ценах на газ и при условии, что он будет потреблен здесь же на месте. Во-2-х, методика его добычи очень ущербна с экологической точки зрения много метана уходит в воздух, усугубляя парниковый эффект, ну и хим реагенты, закачиваемые в скважину совместно с водой и песком, экологию никак не облагораживают, что в особенности приметно в густонаселенных районах.

Западная Европа к сланцевому газу пока особенного энтузиазма не проявляет, хотя, озабоченная поисками альтернатив российскому газу, в отдаленной перспективе все таки планирует заняться его добычей. Восточная Европа, куда более зависимая от Газпрома, от планов перебежала к делу собственный сланцевый газ уже собираются добывать Польша, Украина, Болгария и Литва. Правда, вероятнее всего, это произойдет не завтра себестоимость его добычи в этих странах будет, по оценкам, не ниже, чем в Китае.

Мы находимся сначала заката нефтяной эпохи, которая длилась весь xx век

Длительное время представители Газпрома утверждали, что никакой сланцевой революции по сути нет, а есть пиар-кампания, призванная подорвать интересы РФ, и к вопросу о добыче сланцевого газа, компания, может быть, возвратится лет через 5070.

Меж тем, невзирая на все перечисленные проблемы, объемы добычи сланцевого газа росли, и поболее того, им заинтересовались уже не только лишь США. На сей день разведанные залежи сланцевого газа относительно невелики это 40 восемь бассейнов, расположенных на территориях 30 восемь государств. Главный держатель этих залежей после США Китай, за ним следуют Австралия, Индия и Канада. Китай серьезно занялся сланцевым газом. Невзирая на то что себестоимость его добычи в этой стране будет, по подготовительным оценкам, в 23 раза выше, чем в США, Китай планирует в Две тыщи пятнадцать году добыть 6,5 миллиардов кубометров этого горючего, а к Две тыщи 20 году он подразумевает уровень добычи в спектре 60100 миллиардов кубометров сланцевого газа раз в год.

Мы находимся сначала заката нефтяной эпохи, которая длилась весь xx век

Специалисты к тому же гласили о неустойчивости газосланцевого рынка, что имело место. Когда благодаря принятым мерам стоимость на газ в США свалилась в этом году больше, чем на третья часть, газосланцевым фирмам пришлось умерить свои аппетиты и закрыть часть разработок, но это не выручило кое-кого из их от банкротства и даже поставило на его грань ведомую газосланцевую корпорацию США Chesapeake Energy.

Другими словами, как найти уровень себестоимости добычи, превышение которого вполне перевернет представление о нефти как о движке технического прогресса.

В августе этого года замминистра экономразвития РФ Андрей Клепач заявил, что ранее Газпром недооценивал масштабы сланцевой революции, а сейчас относится к ней со всей серьёзностью. А в октябре к вопросу подключился и Владимир Путин, заговорив об угрозы для Газпрома глобальных конфигураций на рынке энергоэлементов, происходящих вследствие наращивания объёмов добычи сланцевого газа, и поручив Минэнерго скорректировать генеральную схему развития газовой отрасли до Две тыщи 30 года.

И все бы ничего, но здесь подоспела 2-ая сланцевая революция нефтяная. В США сообразили, что точь-в-точь как и газ, из сланцев можно добывать и темное золото.

Неувязка состоит в том, что год от года специалисты фиксируют отсутствие огромного количества удачных русских нововведений в нефтегазовой отрасли.

Для Газпрома эта революция оказалась даже более суровой опасностью, чем газовая. Если даже сейчас компания не хочет растрачивать ресурсы на газосланцевые разработки, то сланцевой нефтью она хочет заняться серьезно. Это свидетельствует о том, что страшилка в сланцевой революции все таки имеет место.

Нефтегазовые инновации

Вспомним снова слова Андрея Дмитриевского: При росте цен на нефть конкурентоспособными становятся новые, неведомые ранее технологии. Ему вторит и Эрнст Ульрих фон Вайцзеккер, доктор биологии, президент Вуппертальского института климата, среды и энергии (Германия). В интервью Газете.Ru он заявил, что Наша родина может растрачивать часть бюджета на создание технологий эффективности, которые также сумеет экспортировать, тем и продлив жизнь собственного ресурса, и диверсифицировав экспорт. Самую большую выгоду Наша родина сумеет получить, если эти технологии будут связаны с эффективностью использования нефти и природного газа. В конечном итоге вы будете продавать не просто сырой ресурс, а пакет разработка плюс ресурс, что будет еще более прибыльно.

Непременно, у РФ есть для решения таковой задачки и человечий, и денежный капитал, но нужен политический вектор для реализации, считает фон Вайцзеккер.

Нужно только опустить горизонтальные трубы поглубже туда, где сланцы насыщены более тяжёлым, чем метан, конденсатом и нефтью. Разработки только начинаются, но уже на данный момент ясно, что это очень многообещающий источник темного золота. По оценкам западных профессионалов, припасы сланцевой нефти в США в 5 раз больше, чем обыкновенной в Саудовской Аравии.

Правда, например, управление фонда Сколково в наиблежайшие годы ждет фуррора в данной области от собственных резидентов. Так, несколько компаний в Сколково разрабатывают технологии по утилизации попутного нефтяного газа это природный газ, который выходит из недр вкупе с добычей нефти и сжигается впустую, потому что весь процесс добычи ориентирован на работу с нефтью. По оценкам профессионалов, в год Наша родина извлекает 3050 миллиардов кубометров попутного нефтяного газа, а меж тем эти объемы составляют порядка 10 процентов годичный добычи Газпрома. Другие университеты развития, к примеру РВК, имеют в ранце компании, направленные на развитие технологий в нефтегазовой отрасли, но они не являются сверхприоритетными, потому что университеты развития должны помогать инновациям в тех отраслях, где нет сильных промышленных игроков. С другой стороны, РВК интенсивно развивает способности управления нововведениями в больших промышленных компаниях, а именно, подход Open innovation, позволяющий большим компаниям отыскивать стартапы и интегрировать их в свою деятельность, что позволяет им технологически обновляться.

У забугорных же компаний все по-другому.

Например, в недавнешнем рейтинге журнальчика Форбс. где был представлен перечень из 100 инноваторских компаний, нефтегазовая ветвь имеет консульство в 6 компаниях, представляющих США, Францию, Италию, Нидерланды и Китай. Многие нефтегазовые и энерго компании именуют себя технологическими, утверждая, что их бизнес это технологии, а не сырье. В РФ же превалирует другая точка зрения: мощнейший акцент на само сырье.

Вообщем в РФ разработок достаточно много, но основная неувязка это их коммерциализация и внедрение в нефтегазовую ветвь, считает Константин Надененко, директор по венчурным инвестициям ЗАО Фаворит. Выстроить правильные дела с циклопическими нефтяными компаниями непростая задачка. Бизнес-стратегия такового сорта оказывает большее воздействие на глобальный рынок, чем на русский. Конкретно так как там истинные рыночные дела работают лучше. Я не уверен, что это только русская неувязка, так как огромные компании есть и в других странах. С одной стороны, люди, принимающие решения, оперируют большими суммами, и доход стартапов их не очень побуждает. С другой рассматривая идеи интеграции новых технологий в свои процессы, они понимают, что стоимость ошибки выходит высока. Если гласить утрированно, то большой различия меж, скажем, BP и Роснефтью мы не лицезреем.

Другое дело, что на международном рынке есть большой класс сервисных технологических компаний, которые на равных соперничают меж собой за внимание огромных компаний, и им очень принципиально разъяснить, чем они лучше собственных соперников.

Они владеют ресурсом и авторитетом, пробуют находить и внедрять что-то новое. Они реально включены в процесс технологической конкуренции. Подрядчики русских нефтяных компаний плотно связаны с возможными заказчиками, там конкурентность очень не работает в пользу нововведений.

Теги: ,