Сланцевая революция под вопросом

Мир захлестнула сланцевая революция. Во всяком случае, конкретно такое воспоминание складывается из анализа информационного поля последних месяцев. Идет речь о приметном росте газодобычи в США, сначала за счет разработки нетрадиционного энергоресурса сланцевого газа. И это беспристрастный факт. Равно как бесспорны достоинства технологического прорыва при его добыче. Но так ли уж реальны показавшиеся следом бессчетные прогнозы о том, что мировой газовый рынок с этого момента станет совершенно другим? Попробуем разобраться.

Вправду, добыча газа в США за последние четыре года выросла на 15%, в большей степени за счет разработки сланцевого газа. В Две тыщи девять году тут из сланцев добывалось Восемьдесят семь миллиардов. куб. м газа, что составляет 14% общей добычи в стране. По оценке IHS CERA, к Две тыщи восемнадцать году этот показатель может составить 100 восемьдесят миллиардов. куб. м в год (27%). К этому еще нужно добавить более Двести миллиардов. куб. м в год угольного метана и газа, добываемого из жестких песчаников (данные IEA), что в совокупы составляет уже около половины всей американской газодобычи. В Две тыщи 10 году в большой пятерке американских сланцевых залежей (Barnett, Haynesville, Fayetteville, Marcellus и Woodford) планируют добыть выше 100 5 миллиардов. куб. м.

Но принципиально осознавать, что добыча нетрадиционного газа вообщем и сланцевого в особенности (даже для США, пионера в этой области) явление только последних пары лет. Это самый юный бизнес в мировой газовой практике, не накопивший еще достаточного багажа производственного опыта, результатов и т.д. Более того, на самом деле, вся эта информационная шумиха о сланцевой революции построена на трех-четырех годах эксплуатации только 1-го месторождения Barnett Shale, где ранее всего начались разработки. Все остальные приступили к работам позднее и пока далековато не дотягивают до фаворита по объемам добычи. Согласитесь, гласить о мировой революции в газодобыче на основании только 1-го удачного проекта даже по меркам США как-то уж слишком?

Но все спецы едины во мировоззрении, что при добыче газа из сланцевых пород произошел реальный технологический прорыв. Заместо огромного количества одиночных вертикальных скважин пробуривается одна, от которой потом на большой глубине расползаются горизонтальные скважины, длина которых может достигать 23 км. Потом в пробуренные породы закачивается под давлением смесь песка, воды и химикатов. Гидроудар разрушает перегородки газовых кармашков, что позволяет собрать все припасы газа и откачать их через все тот же вертикальный ствол. При таковой технологии резко сокращается нужда в сооружении внутрипромысловых газопроводов, а сам процесс бурения более точен и идет очень стремительно. Схожий подход позволяет вести газодобычу в густонаселенных районах, так как на поверхности инфраструктура мала, при том, что сами разработки ведутся на очень большой местности. Но снова отрезвляющая ремарка эта дивная разработка крепко прописана в США. И для ведения работ в хоть какой другой точке земного шара отсюда придется везти полностью все начиная от труб и заканчивая спецами. Пока у США абсолютный карт-бланш в области сервиса.

Сланцевая революция под вопросом

Прогноз баланса спроса и предложения природного газа, миллиардов. куб. футов в денек.

Источник: ExxonMobil, Две тыщи девять Outlook for Energy A View to 2030

Следом за США к масштабной добыче сланцевого газа приступила Канада, пока работы идут на 2-ух главных месторождениях Horn River и Montney. Спецы канадского National Energy Board (NEB) подразумевают, что к Две тыщи 20 году добыча сланцевого газа и газа из жестких пород достигнет Двести миллиардов. куб. м в год. Добыча только на одном месторождении Horn River может к Две тыщи пятнадцать году достигнуть 40 миллиардов. куб. м в год.

А с учетом того, что каждогодний отчет МЭА один из более цитируемых источников, то приведенные агентством данные о наличии в мире возможных припасов сланцевого газа в объеме Четыреста 50 трлн. куб. м (!) с обмолвкой о последней степени неопределенности таковой оценки в предстоящем начали приводиться уже без этой самой обмолвки. Таким макаром, общественность оказалась под гипнозом больших припасов сланцевого газа в мире, хотя за этими оценками пока нет никаких суровых исследовательских работ.

Но повторимся, для Северной Америки конфигурации уже достаточно существенны. Невзирая на явную юность сланцевой газодобычи, газовый рынок Северной Америки уже начинает поменять свою структуру. Хотя снова нужно вспомнить и о добыче угольного метана и газа из плотных песчаников, так как в совокупы они уже составляют половину южноамериканского производства. С ростом внутренней нестандартной газодобычи непреклонно понижаются прогнозы импорта СПГ на материк. В 20082009 годах газ начал интенсивно замещать уголь в производстве электроэнергии.

Ажиотаж вокруг сланцев почти во всем разъясняется заявленной низкой себестоимостью добычи. По оценкам МЭА, при разработке месторождения Barnett малые издержки на добычу сланцевого газа на устье скважины составили около Девяносто долл. за Один тыс. куб. м, а его добыча в США целесообразна при ценах от 100 40 до Двести 10 долл. за Один тыс. куб. м более чем конкурентоспособная стоимость. К этому нужно еще добавить наименьший срок возврата инвестиций в силу того, что дебит скважин на сланцах сначала добычи выше, чем на обычных месторождениях.

Как поведут себя кривые цены и предложения на более поздних стадиях разработки по сопоставлению с сегодняшним золотым периодом, пока неочевидно. Неопределенности со ценой и экономической эффективностью этих проектов очень высоки. Но разумеется, что южноамериканский нестандартный газ должен быть дешевле ввезенного СПГ. В неприятном случае большие объемы лишнего и дешевенького СПГ способны приостановить любые конкурирующие разработки. И вероятнее всего дешевенький на данный момент как никогда СПГ начнет теснить сначала обычный газ, добыча которого в Америке уже становится приметно дороже, чем все тех же сланцев либо угольного метана.

Большая часть профессионалов цитируют исследование Х.Рогнера Одна тыща девятьсот девяносто семь года An Assessment of World Hydrocarbon Resources, где дана оценка емкости газоносных пластов, коллекторов нетрадиционного газа (unconventional gas reservoirs). Международное энергетическое агентство в собственном последнем отчете WEO-2009 приводит те же данные, но уже назвав их gas resources in place. По американской систематизации это самая последняя из вероятных оценок общих объемов газа, содержащихся в коллекторах вне зависимости от способности и необходимости их извлечения. Определения идентичны, но резервуары уже перевоплотился в ресурсы.

Сланцевая революция под вопросом

Но главную интригу мы приберегли на конец. Далековато не очевиден ответ на главный вопрос сколько же этого сланцевого газа в мире? Какого масштаба явление мы обсуждаем?

Что касается всех иных регионов мира, то тут победное шествие сланцевой революции рискует окончиться, так и не начавшись. Лучшим образом это иллюстрирует прогноз газовых балансов до Две тыщи 30 года, изготовленный ExxonMobil. По его оценке, навряд ли стоит ждать значимых объемов добычи сланцевого газа в Европе до Две тыщи 20 5 года, так как припасы и условия его разработки кардинально отличаются от американских. Реальные перспективы оказаться в числе сланцедобывающих стран, по воззрению профессионалов, есть только у Китая. Потому с высочайшей толикой вероятности можно представить, что те малочисленные пробы начать разработку сланцев в Европе, являясь не чем другим, как рвением освободиться от импорта газа, навряд ли окажут приметное воздействие на европейский рынок.

Подтвержденные же припасы нетрадиционного газа (а это, напомним, не только лишь сланцевый, да и угольный метан и газ плотных песчаников), другими словами те, что могут быть с 90-процентной вероятностью извлечены с учетом геологических, технологических и рыночных критерий, по данным МЭА со ссылкой на Cedigaz, составляют 4% от общих подтвержденных припасов газа в мире (182 трлн. куб. м). И из этих Семь трлн. куб. м больше половины приходится на Америку. Согласитесь, картина уже совершенно другая.

Таким макаром, сланцевый газ в наиблежайшие десятилетия быстрее так и остается очень любознательным и оживленным, но чисто южноамериканским феноменом. Глобальная сланцевая революция навряд ли произойдет. И наименее всего она возможна в Европе. Даже при подходящем сценарии, по оценке МЭА, добыча конкретно сланцевого газа к Две тыщи 30 году не превзойдет всего только 7% от общемировой. Должны пройти годы, завершены масштабные исследования, получены производственные результаты и долголетняя статистика, до того как придет время суровых выводов. А пока не очень ли много шума по этому поводу?