2-я угольная волна

В мире угольная энергетика уже издавна интенсивно развивается. В РФ нормализация соотношения цен на энергоэлементы и недостаток энергомощностей позволят дать стартовый импульс угольной волне. Но для масштабного развития новейшей угольной генерации нужно решить ряд специфичных для нее задач. 1-ая группа задач связана с добычей, обогащением и транспортировкой угля. 2-ая — с технологиями, оборудованием, решением экологических вопросов, проектными и строительномонтажными работами. 3-я группа — выстраивание ценовой политики на уголь, газ и электроэнергию, также условия инвестирования в реконструкцию действующих и строительство новых мощностей.

Возрождение угольной генерации

Вопрос транспортировки угля плотно сплетен еще с одной неувязкой — с его качеством. Р.В. Зорябянц: На данный момент при перевозке угля порядка 20% всей перевезенной массы — зола, другими словами это неувязка обогащения угля перед транспортировкой .

На данный момент основной тормоз развития угольной генерации — это ценовая неконкурентоспособность угля в сопоставлении с газом из-за сохранения заниженных регулируемых цен на газ, в то время как цены на уголь формируются исходя из рыночных критерий. В странах Западной Европы, где учитываются издержки и потребительские характеристики горючего, соотношение цен на газ/уголь/мазут находится на уровне 2/1/2,8. В РФ это соотношение в Две тыщи 5 г. составляло 0,8/1/1,7. Рыночные механизмы ценообразования должны убрать суровое искажение внутренних цен на газ и равномерно выводить соотношение цен на энергоэлементы на уровень, сформировавшийся в других странах мира.

 

Оценки того соотношения цен, при котором уголь становится симпатичным для электроэнергетики, варьируются в довольно широком спектре. С.Н. Мироносецкий: Наша оценка порога, при котором проект становится экономически целесообразным, — соотношение цен газ/уголь, равное 1,35. В целом нужное для газозамещения соотношение цен газ/уголь находится в зависимости от региона и находится в спектре 1,35-1,8. А.А. Вагнер: Газ должен стать дороже в 2-2,5 раза, тогда возникает осознанное решение по переходу на уголь. В среднем, если стоимость на газ будет в 1,6-2 раза выше цены на уголь, угольные электростанции сумеют удачно соперничать с газовыми на формирующемся рынке электроэнергии РФ.

В мире угольная генерация издавна уже не пользуется таковой дурной репутацией, как в РФ. За рубежом на данный момент интенсивно развивают экологически незапятнанные и очень действенные угольные технологии. Как видно из графика 13, около 40% всей электроэнергии в мире вырабатывается за счет угля.

На данный момент на угольные станции в США и Германии приходится около половины вырабатываемой электроэнергии, а в Австралии, Индии и Китае — и совсем более 70%. Причина ординарна: в мире газ приметно дороже угля. Согласно исследованиям Cambridge Energy Research Associates, создание электроэнергии на американских угольных электрических станциях вдвое дешевле производства на ТЭС, использующих в качестве горючего природный газ. И это невзирая на то, что на угольных электрических станциях более непростой технологический процесс, связанный с подготовкой горючего (уголь нужно раздробить, измельчить в пыль и высушить, а потом удалить шлаки и золу).

На фоне продолжающегося роста цен на нефть и газ энтузиазм к углю как к другому энергоэлементу в мире только вырастает. Согласно прогнозам Департамента энергетики США (График 14), после Две тыщи 20 г. уголь вообщем станет более стремительно возрастающим топливом для электрических станций, приметно обгоняя газ.

Южноамериканская администрация объявила планы строительства 100 угольных электрических станций в течение ближайших пятнадцати лет. Ожидается повышение употребления энергетического угля и в Канаде, там после Две тыщи 10 г. из-за окончания срока эксплуатации реакторов приостановят несколько блоков АЭС и поменяют их угольными ТЭС. Прогнозируется приметный прирост угольной энергетики в ряде других государств в Южной Америке (к примеру, в Бразилии) и в Азии (Вьетнам, Южная Корея, Япония). Бесспорным фаворитом угольной энергетики будет Китай (График 15) .

В противоположность мировым тенденциям, в электроэнергетике РФ уголь играет намного наименьшую роль. Страна занимает 2-ое место в мире по припасам угля (График 16) и 5-ое место по добыче, и в то же время толика угля в производстве электроэнергии составляет всего 25%.

В СССР обогащенные угли для электрических станций фактически не использовались, они полностью шли на нужды индустрии. Сейчас ситуация в РФ изменяется, энергетики выдвигают к угольщикам требования по увеличению свойства угля. А.А. Вагнер: Русская энергетика строилась под худшие угли. Мы ведем постоянную работу по качеству поставляемого угля — от веса до зольности и калорийности. Эти требования будут возрастать, потому должны развиваться технологии обогащения .

Уголь в качестве основного вида горючего употребляется на Девяносто 6 станциях РАО ЕЭС, еще на многих ТЭС он применяется вместе с газом либо мазутом. В структуре использования горючего на теплоэлектростанциях РАО ЕЭС уголь занимает только 25%, 3% приходится на мазут, другие 68% — на газ (График 8) .

2-я угольная волна

Прямо до конца 1960-х гг. пока не началось ускоренное развитие нефтегазового комплекса, в стране шла так именуемая 1-ая угольная волна. Тогда на ввод угольных станций приходилось более 90% от всех ТЭС, но газовая пауза все изменила. В.П. Пономарев: После объявления газовой паузы газ активно употребляется в электроэнергетике. Газовая пауза планировалась как временная мера, потому перевод угольных электрических станций на газ осуществлялся без их коренной реконструкции, и технические характеристики станций не стали лучше. Единственное, что было достигнуто — понижение нагрузки на окружающую среду.

К началу 1990-х гг. уголь и совсем отошел на 2-ой план, а потом, в итоге ценовой политики дешевенького газа, энергетики совершенно утратили энтузиазм к угольной генерации, требующей дополнительных мероприятий для понижения вредных выбросов. В итоге за последние Пятнадцать лет в РФ не было введено ни одной угольной электростанции, не считая 2-го блока Харанорской ГРЭС мощностью Четыреста 30 МВт, а значимая часть действующих станций была переведена на газ.

Процесс замещения угля природным газом был спонтанным и неуправляемым, движимым только экономическими факторами. Потребители заместо освоения и внедрения новых технологий сжигания угля производили подмену угольного оборудования на газовое. Примером могут служить Псковская и Пермская ГРЭС, задуманные сначало на жестком горючем. К моменту пуска на электрических станциях были установлены газовые котлы.

Но сейчас в РФ, благодаря неминуемому росту цен на газ и будущей нехватке генерирующих термических мощностей, создаются все конкретные предпосылки для ренессанса угольной генерации, мысль которого уже издавна витала в воздухе. Р.В. Зорябянц: Окончание газовой паузы приводит к принципному изменению соотношения меж угольной и газовой генерацией в стране, и оно должно определяться рынком .

Добыча, обогащение и транспортировка угля

Посреди отраслей ТЭК угольная индустрия РФ имеет более обеспеченную сырьевую базу. Главные способности добычи угля сосредоточены в Сибири. Главными угольными центрами РФ являются Кузнецкий бассейн (43% от разведанных в РФ припасов углей) и граничащий с ним Канско-Ачинский бассейн (22%). В перспективе имеющиеся припасы могут обеспечить годичную добычу угля в 500 млн тонн в течение нескольких сотен лет.

 

Добыча угля в РФ после 50%-го спада в 1990-е гг. вновь стала расти благодаря росту экономики (График 17). Но к Две тыщи г. потенциал роста внутреннего спроса был практически исчерпан, потребление угля в РФ зафиксировалось на уровне Двести 30 млн тонн. Предстоящее повышение угледобычи вышло благодаря внешнеэкономическим факторам — подходящей ценовой конъюнктуре на мировом рынке темных металлов и энергоэлементов. В итоге весь прирост угледобычи в 2002-2004 гг. отчаливал на забугорные рынки, а экспорт угля из РФ превысил уровень Одна тыща девятьсот девяносто г. В Две тыщи 5 г. стало понятно, что экспорт угля, как источник роста для угольной отрасли, близок к насыщению. Стабилизация цен на уголь на глобальных рынках и рост издержек при транспортировке понижают привлекательность экспорта угля из РФ, а внутренний рынок ограничен из-за неразвитости угольной генерации, потому экспорт продолжает оставаться условием выживания отрасли.

Сложившаяся ситуация неустойчива из-за перепадов мировой конъюнктуры. В силу географических причин русская угольная ветвь обречена работать для внутреннего рынка и готова к этому. Но предстоящее развитие угольных компаний на внутреннем рынке связано сначала с положением в электроэнергетической и газовой отраслях. П.В. Росляков: На данный момент угольная индустрия с технической точки зрения отлично вооружена. Добыча сдерживается только способностями реализации угля на внутреннем рынке. Экспортные способности ограничены, потому компании лицезреют основное повышение продаж угля за счет роста толики внутреннего рынка, сначала, в электроэнергетике .

Объемы угледобычи будут зависеть от ее востребованности на внутреннем рынке для нужд электроэнергетики. А.А. Вагнер: Если угольщикам впору дать сигнал, они сумеют обеспечить нужный объем добычи угля. Вопрос в том, как они стремительно среагируют на наш запрос и то, каким образом он будет возрастать .

В длительной перспективе вероятен рост издержек угледобычи по мере исчерпания более дешевеньких и обычных для добычи припасов. Цены производства в добыче угля главных бассейнов и месторождений будут расти, что обосновано необходимостью финансовложений в реконструкцию действующих и строительство новых компаний (в главном, угольных разрезов). В.П. Пономарев: Сейчас капиталоемкость угледобычи очень маленькая, но ситуация изменяется. К примеру, в Кузбассе уже необходимо проходить стволы глубиной 500-600 метров и строить подземные выработки. Но для пуска угольной генерации эта неувязка пока не настолько принципиальна, тем паче по сопоставлению с газовой отраслью. А.Д. Рубан: Инвестиции в добычу энергетического угля не так животрепещущи, освоения новых больших бассейнов, подобных Кузнецкому и Канско-Ачинскому, не требуется .

По ряду технологий отставание стало критичным. К примеру, разработка ЦКС, позволяющая спаливать низкосортное жесткое горючее, интенсивно внедряется за рубежом с 80-х гг. XX века. За счет низкотемпературного сжигания разработка обеспечивает понижение вредных выбросов и не просит установки дорогостоящих массивных систем чистки. В РФ подобные разработки до сего времени, в наилучшем случае, находятся на стадии опытнейших образцов. П.В. Росляков: Был один котел, который сделали на Барнаульском котельном заводе. Он и на данный момент стоит в Барнауле на ТЭЦ-5, но за все восемь лет проработал всего около 6 тыщ часов. Мы отстали, и сейчас ЦКС технологии нужно закупать — нет времени изобретать велик. И в Две тыщи 5 г. ЭМАльянс (объединивший Таганрогский котлостроительный завод Красноватый котельщик, инжиниринговый проектно#конструкторский центр ЗИОМАР и машиностроительный завод ЗиО-Подольск) и большая энергетическая компания Alstom подписали соглашение о сотрудничестве, ближний их проект — организация и налаживание производства энергоблоков с технологией ЦКС, разработанной Alstom.

 

Один из вероятных путей решения — это заключение длительных договоров меж угольщиками и РЖД, что дозволит установить фиксированный темп роста цены на транспортировку. Примером решения этой задачи является заключение длительных договоров предприятиями русской дюралевой индустрии с железнодорожниками.

Существует другой вариант — транспортировать не уголь, а электроэнергию. Сдерживают сетевые ограничения по способностям переброски электроэнергии в Европейскую часть, что животрепещуще не только лишь для угольной генерации, да и для русской энергетики в целом. А.Д. Рубан: К примеру, у китайцев уголь и создание из него электроэнергии сосредоточены на Севере и на Западе страны, а потребители — на Востоке. Ни одна транспортная сеть не выдержит перевозки таких объемов угля. Потому они перекидывают электроэнергию на Восток при помощи ЛЭП. Но современное состояние русского сетевого хозяйства — не лучше, чем состояние генерирующих мощностей. Е.А. Волкова: Если вы думаете, что техника станций поотстала, а техника передач пошла вперед, то вы ошибаетесь. Ввод передачи неизменного тока планировался к 1970-м гг. но его нет. Потому нужно внедрять технологии для высоковольтных линий электропередач и строить современные ЛЭП. Это задачка Федеральной сетевой компании (ФСК). По этим технологиям в РФ есть задел, и его нужно срочно запускать. П.В. Росляков: В свое время были построены несколько пилотных участков в 1,5 млн вольт. Но на этом все кончилось .

2-я угольная волна

Нормализация соотношения цен на энергоэлементы дозволит почти во всем решить делему ограниченности ресурсов газа методом активизации угольной энергетики с внедрением современных технологий сжигания угля, обеспечивающих не только лишь огромную энергоэффективность, да и огромную экологичность угольной генерации.

 

Непременно, обогащать весь уголь не имеет смысла. Условно все русские угли можно поделить на три группы. 1-ая группа — это дешевенькие угли с низкой теплотворной способностью. Это, обычно, бурые угли, которые сжигаются на электрических станциях, размещенных в местах добычи, а транспортируется уже электроэнергия. Фактически все большие мировые буроугольные разрезы работают таким макаром. Русский пример — разрез Березовский и Березовская ГРЭС, где уголь прямо конвейерами поставляется на электрическую станцию. Финансовая эффективность таковой интеграции очень высочайшая. Эти угли обогащения не требуют.

2-ая группа — ценные каменные угли с высочайшей теплотворной способностью (выше 6 тыс. ккал/кг). Из их делается стандартное горючее, с которым оперирует весь мировой рынок. Стандартизация таких углей — это глобальная тенденция, к которой придется придти и нам.

3-я группа углей, обычно, просит обогащения, так как природных каменных углей высочайшей калорийности становится все в меньшей и меньшей степени. В процессе обогащения выходит три продукта: концентрат с чертами, приближенными ко 2-ой группе, так именуемый промпродукт, с зольностью выше 25%, и шлам. Промпродукт выходит не только лишь из энергетических, да и из коксующихся углей и в мире его сжигают на месте. В РФ на него запроектирован ряд станций, сжигающих его с низким КПД и высочайшими выбросами жестких частиц, серных и азотистых соединений. А.Д. Рубан: Для действенного использования промпродукта нужно применение современных технологий, к примеру, технологий с циркулирующим кипящим слоем .

По технологиям сжигания угля в РФ есть значимый научно-технический задел, но промышленный выпуск соответственного оборудования налажен слабо. Причина — долголетнее отсутствие заказов со стороны энергетиков. А.А. Вагнер: За последние 20-25 лет в РФ не возникало новых технологий сжигания угля. Мы не сформировывали заказ машиностроителям на внутреннем рынке, потому русские фабрики не предлагают этих технологий. Мы только на данный момент начинаем гласить о большой программке и подходить к огромным заказам .

Принятая во всех странах стандартизация горючего по влажности, содержанию серы, азота, золы дозволит сразу решить не только лишь делему проектного горючего, да и экологические трудности, связанные, а именно, с завышенной зольностью. Но так как калорийность горючего находится в зависимости от состава угля, стандартного одного угольного горючего быть не может. А.А. Вагнер: Стандартного горючего, универсального для всех угольных станций, не сделаешь. Угольные бассейны с различным качеством. Потому нужно ставить вопрос подъема свойства углей, в том числе через эталоны. Мы будем повсевременно ужесточать требования, вынуждая тем угольщиков поставлять нам более высококачественный уголь .

Мысль закупки лицензий по#китайски для резвого налаживания производства современного энергетического оборудования лежит на поверхности. Но для РФ китайский опыт не очень применим из-за принципно разной политики муниципального регулирования. Ю.К. Петреня: Мы очень отличаемся от Китая по системе управления и организации делового партнерства, и в РФ не получится сделать аналог китайской модели резвого пуска производства. Дело в том, что китайская модель предполагает: 1) очень жесткую протекционистскую политику со стороны страны; 2) наличие личного капитала, которому прибыльно участвовать в таковой политике; 3) заключение договоров с зарубежными поставщиками оборудования на муниципальном уровне. При всем этом правительство стремительно организует всю нужную инфраструктуру для пуска проектов.

В наиблежайшие 15-20 лет в мире большая часть вводов новых мощностей для больших энергоблоков (от Четыреста МВт и выше) будет осуществляться на базе технологий обычного пылеугольного факельного сжигания. Будут устанавливаться энергоблоки, рассчитанные на сверхкритические (25 МПа и температура 500 шестьдесят 5 С°) и суперсверхкритические (30 МПа и выше 600 С°) характеристики пара, при этом суперсверхкритика обеспечивает увеличение КПД угольных станций с сегодняшних 34-36% до 44-46%. Таковой рост КПД делает новейшую угольную генерацию экономически конкурентоспособной с другими видами генерации. С учетом нужной подготовки производства, способности российского энергетического машиностроения позволяют сделать соответственное оборудование. Ю.К. Петреня: Мы готовы делать на 600 градусов полностью современные машины. В РФ по суперсверхкритике есть еще инновационно-технологический задел, но эти работы тормозятся всей системой отношений страны, энергетиков, машиностроителей и металлургов. Ю.К. Петреня: Разумеется, что через 10 лет придется строить блоки на 650-700° и выше. В рамках собственной своей инвестпрограммы мы можем заниматься разработкой турбины на 650°, но если на таковой блок не будет заказа, то это не имеет смысла. Нужен исходный импульс исходя из убеждений формирования заказов. Если не будет рыночного сигнала, то по всей технологической цепочке НИОКР-промышленное создание начнется резкое отставание, усугубляемое нехваткой поредевших за Пятнадцать лет реформ научно-технических кадров, и ситуации с ЦКС повторится.

Недостающее применение обогащения и стандартизации энергетических углей, также внедрение промпродукта в электроэнергетике породили делему привязки каждой станции к определенному типу углей. В СССР еще на стадии проекта строительства угольной станции осуществлялась привязка ее оборудования к проектному углю, создавался соответственный котел со всем вспомогательным оборудованием. При всем этом полное либо частичное замещение проектного угля для электростанции другими марками просит проведения накладных и трудозатратных мероприятий. Внедрение проектных углей стало бомбой медленного действия, когда их поставка срывалась из-за закрытия шахт, ослабления экономических связей или из-за обеднения пластов угольных месторождений.

 

Еще важнее препядствия, связанные с транспортировкой и обогащением угля. Главные угольные бассейны страны удалены от возможных рынков сбыта. По воззрению и угольщиков, и энергетиков, высочайшие издержки на транспорт и физическая ограниченность транспортной инфраструктуры в ряде регионов являются одной из главных обстоятельств низкой конкурентоспособности угля в теплоэнергетике. П.В. Росляков: Стоимость на транспортировку вдвое превосходит стоимость на добычу. У нас стоимость на уголь должна была быть к этому году в 1,6 раз ниже цены на газ. Стоимость на газ подняли, но подняли и цена транспортировки угля, и цены выровнялись. Избавиться от этого не удается .

Большая часть русских угольных станций имеют на физическом уровне и морально устаревшее оборудование, не соответственный современному технологическому уровню КПД 34-36%, и высочайший процент вредных выбросов. Необходимость увеличения эффективности работы станций и ужесточение экологических норм требуют развития новейшей угольной генерации на базе современных технологий сжигания угля. Согласно вкладывательной программке РАО ЕЭС, при реконструкции и строительстве новых угольных станций, рекомендуется внедрять большие энергоблоки на суперсверхкритические характеристики пара, а для энергоблоков наименьшей мощности (до Триста МВт) — котлы с циркулирующим кипящим слоем (ЦКС). Без этих технологий строить новейшую угольную генерацию не имеет смысла.

Неувязка усиливается ограничениями в смежной отрасли — металлургии. Во-1-х, для перехода к суперсверхкритическим характеристикам пара необходимы новые виды особых жаропрочных сталей. П.В. Росляков: Жители страны восходящего солнца ставят задачку достигнуть Семьсот градусов. Если у нас решат выстроить таковой блок, то сходу возникнут задачи с жаропрочной сталью. В РФ такие марки стали разработаны, но не прошли промышленной апробации, а для российских металлургов создавать их не очень прибыльно. Для их это маленький бизнес, — мороки много, а сбыта не достаточно. Во-2-х, появляются трудности с заготовками для больших деталей — роторов и корпусных изделий. Ю.К. Петреня: Узеньким местом в энергомашиностроении возможно окажется заказ металлургических заготовок подходящего свойства и размеров. Может появиться неувязка долгого периода подготовки металлургического производства .

Еще пока ситуацию с нарастающим технологическим отставанием можно спасти срочными скоординированными мерами энергетиков, металлургов, угольщиков. Ю.К. Петреня: Если не будет соответственной государственной программки с ролью страны, то энергетики получат огромные задачи — они будут обязаны заниматься импортом энерготехнологий в полном объеме .

 

Вправду, состояние российского машиностроения принуждает задуматься о необходимости импорта оборудования или закупке за рубежом технологий его производства. При импорте оборудования появляется угроза попасть в зависимость от сервисных компаний, но это еще не самое ужасное. А.А. Вагнер: Мы движемся к 100% закупкам через тендеры, приглашаем российские и зарубежные компании, и так будет с наиблежайшими проектами. Осознаем, что российские машиностроительные фабрики не способны на сто процентов обеспечить нашу программку. Сервисное сервис иноземцев нас не стращает, предложения наших заводов по ценам в почти всех случаях сравнимы с зарубежными .

Более суровой является другая угроза. В мире из-за роста угольной генерации начинает проявляться тенденция нехватки производственных мощностей по изготовлению оборудования для угольных станций. Полностью реальна ситуация, что когда Наша родина спохватится, то будет уже поздно — в применимые для русской экономики сроки современное оборудование для угольных станций просто негде будет заказать. Время уходит очень стремительно. С.Н. Мироносецкий: Самое огромное препятствие — ограниченные способности уже не только лишь русских машиностроителей, строителей и подрядчиков. Ранцы заказов глобальных энергомашиностроительных компаний на угольные мощности сформированы на 5-6 лет вперед. Еще пока остался резерв, на который мы можем рассчитывать, но он очень стремительно тает .

Технологическая база новейшей генерации

Положение может сделать лучше организация стратегических альянсов с большими производителями энергетического оборудования на определенных критериях, таких как инвестирование в русскую научно#внедренческую базу, внедрение лицензий. Типично, что и без китайского метода регулирования процесс начинает стихийно смещаться с мертвой точки. А.А. Вагнер: В РФ может быть резвое налаживание производства оборудования с иноземцами, это чисто рыночные вопросы бизнеса. Примерами являются упомянутый союз ЭМАльянс -Alstom, также намерение НПО Сатурн и GE сделать СП по производству газовых турбин для электрических станций. Но и способности российского машиностроения не нужно сбрасывать со счетов. Ю.К. Петреня: Российскее машиностроение сумеет выполнить подготовку производства для выполнения заказов, этот процесс будет растянут по времени, что дозволит приготовить создание .

 

Обычно репутация угольной энергетики мучается из-за заморочек с экологией. Имеется два суровых экологических ограничения. 1-ое — зола, но ее можно утилизировать в дорожное строительство и стройматериалы, и так с ней поступают на Западе. 2-ое — оксиды азота, которых выбрасывается больше, чем при сжигании газа. Но всюду в мире эти вопросы решаются, и в РФ есть разработки, которые нужно внедрять. Технологии чистки газов составляют приблизительно 30% цены блока, а технологические мероприятия на стадии сжигания — 10% цены. Более того, русским углям подфартило, в их не много серы. П.В. Росляков: У нас нет ни одной установки сероочистки и азотоочистки. Лишь на Северной станции стоит азотоочистка, но она там не нужна, просто зеленоватые настояли. У нас другие подходы, мы оксиды азота подавляем до неплохого уровня режимными мероприятиями. Наши угли не такие сернистые, довольно на 30-40% понизить оксиды серы, а это наименее дорогие мероприятия .

Современные технологии сжигания твердого горючего решают не только лишь мотивированную задачку увеличения КПД энергоблоков, да и экологические препядствия угольной генерации. С.Н. Мироносецкий: Современное стандартное оборудование уменьшает выбросы вредных веществ до малых значений. Но экологические требования будут только усиливаться, что востребует внедрения новых прорывных технологий. А.Д. Рубан: Новыми технологиями нужно усиленно заниматься и в наибольшей степени развивать российский задел. При всем этом нужно присоединяться к интернациональным проектам ЕС и США по данному направлению. В одиночку мы отстанем. В США, ЕЭС, Стране восходящего солнца есть длительные, рассчитанные на 15-30 лет, национальные программки по созданию современных образцов оборудования, работающего на жестком горючем. Финансирование осуществляется экономными источниками: Евросоюзом, Департаментом энергетики США, Центральной энергосистемой Стране восходящего солнца. Ю.К. Петреня: Целью является создание образцов оборудования, которые позволят получить КПД пылеугольных энергоблоков на уровне 55-57 %, который сравним с КПД газовых блоков. В РФ таковой программки нет, и в этом колоссальная неувязка для предстоящего технологического развития. Дело в том, что верно выстроенная и нацеленная на прорывные проекты программка потенциально способна аккумулировать все виды ресурсов и в критериях подходящей для проектов рыночной среды запустить их реализацию с наибольшей скоростью. В мировой борьбе за увеличение эффективности угольной генерации и ее экологическую чистоту усилия больших энергетических компаний и стран нередко соединяются воединыжды в формате частно-государственного партнерства. А.Д. Рубан: К примеру, южноамериканский консорциум FutureGen — это государственно-частное партнерство, задачей которого является строительство первой в мире незапятанной угольной электростанции с нулевым выбросом CO2. Правительство вносит в проект 100 50 млн баксов, и личные компании могут присоединиться, вложив 10 млн баксов. Все ведущие угольные компании Америки участвуют в проекте. Их энтузиазм — доступ к самым совершенным энергетическим технологиям, которые будут употребляться через 10-15 лет .

Эти, так именуемые незапятнанные угольные технологии, посодействуют решить делему выбросов парниковых газов, сначала, — углекислого газа. Развитие незапятнанных технологий ведется по трем фронтам. 1-ое направление — суперсверхкритические характеристики сжигания пылеугольного горючего. Они уже отлично проработаны, интенсивно внедряются и уменьшают выбросы углекислого газа приблизительно на 25%. Вторым развивающимся на Западе направлением является разработка IGCC (встроенный цикл всеохватывающей газификации угля) — преобразование угля в газ. Углекислый газ и все выбросы удаляются на шаге газификации и/либо после нее, а газ сжигается. Разработка отработана на опытнейших станциях, но в промышленных масштабах ее ввод планируется после Две тыщи 10 г. Третье направление — проработка способностей улавливания и подземного хранения углекислого газа в геологических пустотах. Пока есть только упомянутый ранее южноамериканский проект FutureGen, бывалые эталоны еще не построены. Вошедшие в проект компании совместно с государством построят первую станцию к 2012 г. Аналогичный проект существует в Европе, но ранее Две тыщи 20 г. навряд ли эта разработка будет внедрена в серийное создание оборудования. С.Н. Мироносецкий: Для нас очень принципиально смотреть за технологиями IGCC и FutureGen и участвовать в совместных проектах по строительству опытнейших станций. Тогда в длительной перспективе можно будет применить этот опыт для своей генерации .

Кроме оборудования и экологии, суровой неувязкой российскей электроэнергетики, включая угольную, является деградация проектного и строительно-монтажного комплексов. Утеряны способности проектирования угольных станций, ведь угольные блоки нe строились уже около Пятнадцать лет. В текущее время производственные мощности строительно-монтажных организаций составляют только 25-30% от уровня Одна тыща девятьсот девяносто г. За этот период времени из-за отсутствия заказов по энергетическому строительству были утрачены отраслевая специализация строительно-монтажных организаций и квалифицированные кадры. Многие предприятия и организации диверсифицировали свою деятельность в главном на жилищное строительство. Е.А. Волкова: Сильных проектировщиков станций нет. Угольного оборудования нет, 20 лет не проектируем. Так как в наиблежайшие годы рассчитывать на резвое возрождение кадрового потенциала в этой сфере трудно, все большее распространение получит вербование сервисных компаний из-за рубежа. К тому же нельзя списывать со счетов способности российского строительно-монтажного комплекса. В.П. Пономарев: После реструктуризации угольная индустрия стала стремительно увеличивать объемы добычи угля. Это указывает, что рыночные механизмы способны очень стремительно включать те отрасли, которые числились инерционными. То же самое будет в электроэнергетике — стремительно построят .

Отсутствие масштабных вводов мощностей безизбежно ведет к удорожанию цены строительно#монтажных работ в электроэнергетике в целом. А.Д. Рубан: У нас не много строят, потому цена строительства вдвое выше, чем в Европе, и в 4-5 раз выше, чем в Китае. Большой объем строительства по типовым проектам дозволит понизить цена .

Экономика 2-ой угольной волны

Для заслуги того соотношения цен на энергоэлементы, при котором уголь в электроэнергетике становится конкурентоспособным с газом, нужно не только лишь повысить цены на газ, да и сдерживать рост цен на уголь. А.Л. Михеев: Уже сейчас есть предпосылки для того, чтоб стоимость на газ существенно отрывалась от цены на уголь, но стоимость на уголь тянется за ценой на газ. Угольщики разъясняют это событие ростом издержек в себестоимости. С.Н. Мироносецкий: У СУЭК рост производственной себестоимости, невзирая на очень жесткий контроль, составил 28%. Мы оцениваем потенциал роста цен на уголь в наиблежайшие семь лет менее 30%, что ниже предполагаемых темпов роста цен на другие энергоэлементы. При всем этом на рост угольных цен есть ряд ограничений. Во-1-х, в почти всех регионах РФ существует острая конкурентность меж поставщиками угля. Во#вторых, если стоимость на уголь на внутреннем рынке начнет приближаться к мировому уровню (за вычетом издержек на транспортировку), то, в силу ценовой неконкурентоспособности экспорта, угольные компании начнут пробовать разворачивать свои экспортные поставки (а это 70 млн тонн) на внутренний рынок, что приведет или к стагнации цены, или к сворачиванию угледобычи. Более того, в стране уже есть перепроизводство угля, что обострит конкурентнсть в случае увеличения цен. А.Д. Рубан: В Кузбассе средние годичные припасы добытого угля в протяжении последних 2-ух лет находятся на уровне 8-10 млн тонн. Потому резвого роста цен на уголь на внутреннем рынке в среднесрочной перспективе, вероятнее всего, ждать не придется.