Экспансию атомной энергетики на глобальных рынках сдерживают совсем не экологи

Центральной темой грядущего в Москве саммита восьмерки, как официально объявлено, станут глобальные задачи энергообеспечения. А уже сейчас в русской столице, в Центре интернациональной торговли, раскрывается большая интернациональная конференция, участники которой будут рассматривать рыночные перспективы атомной энергетики и сохраняющиеся здесь препядствия. Как увязать на практике гарантии нераспространения ядерного орудия и оружейных технологий с обязанностями МАГАТЭ помогать в развитии атомной энергетики неядерным странам? Что делать с отработанным ядерным топливом — перерабатывать либо нет? хранить либо захоранивать? Об этих и других дилеммах в эксклюзивном интервью РГ ведает один из организаторов конференции — генеральный директор Техснабэкспорта Владимир СМИРНОВ.

Русская газета. На одном из заседаний Госсовета было предложено инициировать в период нашего председательства в восьмерке обсуждение задачи отработанного ядерного горючего на международном уровне, чтоб сообща отыскать применимое для всех решение. Какие, на ваш взор, здесь могут быть перспективы?

Владимир Смирнов. Саммит восьмерки, на мой взор, — подходящая площадка для обсуждения глобальных заморочек. Ведь проблематика ОЯТ животрепещуща не только лишь для РФ, да и для США, государств Евросоюза и АТР. Окончательного решения, что с ним делать, не принято ни в какой стране. У нас, как понятно, наукой был предложен замкнутый цикл, предусматривавший регенерацию, другими словами переработку отработанного горючего. Но еще не факт, что экономика такового процесса после сурового анализа окажется положительной.

Америкосы законодательно решили в штатской сфере использовать открытый цикл. Но сразу ведут исследования по замкнутому циклу. Сильно много заморочек накопилось у британцев и французов. Большая часть государств, развивающих ядерные технологии, пошли по пути так именуемого отложенного решения. Извлекают отработанное ядерное горючее и до поры до времени помещают его в бассейны выдержки, а потом в длительные хранилища. Сама разработка долгого хранения дает время на то, чтоб принимать сверенные решения.

РГ. Я бы произнес: давала.

Смирнов. Согласен.

РГ. И этот тайм-аут, как мне кажется, уже истек либо исходит.

Смирнов. Да, настало время давать ответы. Это не означает, что прямо завтра нужно принимать решение. Но принимать его придется. Как мне кажется, мы вступаем в десятилетие, когда это сделать просто нужно.

Экспансию атомной энергетики на глобальных рынках сдерживают совсем не экологи

Это общечеловеческая неувязка, так как нам уже не уйти от атомной энергетики. Она только на исходном цикле собственного развития — по аналогии с угольным, нефтегазовым, бензиновым циклами. А каждый цикл — приблизительно 200-250 лет. Желает кто-то либо нет, но атомная энергетика будет развиваться. И решать делему ОЯТ нужно сообща — всем, кто причастен к ее появлению.

Смирнов. Здесь, непременно, требуются широкие и фундаментальные исследования, которые нереально вести исключительно в рамках собственных государственных границ. Из-за их научной, технологической, а иногда и политической трудности. А сейчас сюда добавились вопросы безопасности, в том числе из-за террористических угроз. Итак вот ОЯТ, в моем осознании, одна их таких заморочек, которые мировое научное общество должно решать сообща.

РГ. По другому у оппонентов ядерной энергетики остается очень сильный контраргумент: не понимаете, что делать с хвостом дракона, а вновь поднимаете его на щит, говоря о развитии.

Экспансию атомной энергетики на глобальных рынках сдерживают совсем не экологи

РГ. А ваши соперники из классической энергетики? Они ведь могут возмутиться: почему это правительство на казенные средства, да еще в интернациональной кооперации должно за ядерщиками хвосты подчищать? Не на равных, выходит, конкурентность.

РГ. А у нас? Где-нибудь на Новейшей Земле, да еще вахтовым способом, можно?

РГ. Сейчас я, в свою очередь, должен с вами согласиться: самый тяжкий шлейф тянется со времен начала прохладной войны и гонки ядерных вооружений. У нас это и Маяк, и места базирования атомных подводных лодок, и много чего еще.

Смирнов. В том-то и дело. Вообщем, что касается утилизации в широком смысле, не вижу способностей для приватизации. Если вопрос об источнике средств, то согласен: платить должны все, кто эти отходы порождает. Если мы говорим об идеологии управления этим процессом, то моя позиция — на сегодня это только правительство. Сверхлиберальная страна Соединенные Штаты Америки, но вы найдите там хоть одну личную компанию, которая занималась бы утилизацией радиоактивных веществ. Только казенные предприятия, которые принадлежат правительству Соединенных Штатов. Идеологию, методологию этого дела, контроль средств и принятие решений, что и как делать, обеспечивает правительство. Источники средств различные, в том числе хозяйствующие субъекты.

РГ. И интернациональная кооперация вероятна на длительной базе, а не только лишь разовые научно-практические конференции?

Смирнов. Я близко к реальности на это смотрю. Здесь просто нереально не условиться. Повторяю, ни одна страна не может это решить сама, в рамках собственных государственных границ. Например, если гласить об утилизации больших объектов, то в Европе это просто негде делать — так она перенаселена. Только какие-то локальные вещи вероятны, а огромные проекты не пройдут по суждениям безопасности. Ведь требуются особенные местности, особенные грунты. Можно таковой объект расположить в Африке — в Сахаре, к примеру? Нет. Так как эти работы требуют больших технологий и персонала, способного этим заниматься.

Смирнов. Подождите, подождите. А ядерщики, что, не входят в это правительство? Либо вы ставите вопрос, должны ли этим вообщем заниматься госструктуры? Тогда давайте вспомним Киотский протокол — там ведь речь об отходах компаний, в том числе личных компаний. А занимается этим кто? Страны. Так как вопрос критичный — и политический! — экология, здоровье планетки. Это вопросы не личной компании. Это во-1-х. Во-2-х, у самого страны полным-полно ядерных отходов — у хоть какого. Кто проводил исследования на муниципальные средства, кто решал муниципальные задачки. Почему же правительство сейчас должно оставаться в стороне?

Смирнов. В отношении вахтового способа не вижу заморочек. Если хорошо выстроить объект, то можно и вахтами его обслуживать. Другое дело, что это не разовые вещи, здесь нужен базовый подход. Потому я не очень понимаю экологов, которые категорично утверждают: к нам ничего не ввозить, мы знать не знаем этих заморочек и слышать о их не желаем.

Нужно просто осознавать, что есть вещи, которые нереально решать в одной раздельно взятой стране. Это неувязка общечеловеческая. И когда будет принято такое же общечеловеческое решение, его так и нужно принимать. Мы же говорим о глобальном пространстве, о глобальном рынке, что все-таки тогда закрываться в собственных государственных границах? Меня, дескать, не касается — я, как страус, голову в песок? Но при всем этом мы желаем строить атомные станции в Китае, Индии, Иране, в той же Европе.