У ядерной энергетики две задачи: истощение природных ресурсов и оят»

Вэтом году лауреатами интернациональной энергетической премии Глобальная энергия стали шведский ученый Ларс Гуннар Ларссон ироссиянин Ашот Саркисов. Они удостоены заслуги завыдающийся вклад вувеличение безопасности атомной энергетики ивывод изэксплуатации ядерных объектов.

Поздравляя лауреатов на Петербургском международном экономическом форуме, председатель правления Роснефти Игорь Сечин именовал премию технологическим спутником Нобелевской, а председатель наблюдательного совета партнерства Глобальная энергия академик Николай Лаверов выделил премию этого года как экологическую.

Намедни форума в рамках лауреатской недели в Санкт-Петербургском муниципальном электротехническом институте ЛЭТИ прошел научно-практический симпозиум Энергия мысли, на котором выступили оба лауреата.

Ученые гласили как о проделанной работе, так и о новых опасностях.

Загрязнение более ужасное, чем от испытаний ядерного орудия

В то же время ученый разъясняет личные ужасы людей, заложенные в ядерной энергетике, как побочном продукте ядерного орудия и конкретные потенциальные угрозы использования ядерной энергии: По сути у ядерной энергетики две препядствия истощение природных ресурсов и ОЯТ, и обе в большой степени решаются при использовании реакторов последнего поколения (на стремительных нейтронах). В их при хоть какой ситуации оперативный припас реактивности никогда не превосходит критичного значения. Не считая того, реакторы на стремительных нейтронах упрощают делему с радиоактивными отходами, резко уменьшают объем долгоживущих ядерных отходов. Од новременно переход на новый вид реакторов дозволит использовать уран 238, который в главном и встречается в природе, что принципиально при истощении припасов урана 235.

В почти всех странах активно работают над этим направлением, а именно, у нас в рамках программки Росатома Прорыв. У нас разработки в области атомной энергетики находятся на полностью современном уровне, хотя гласить, что они наилучшие в мире, я бы не стал. Все же логично, что китайцы ориентируются на нас, но не все ориентируются на нас, некие предпочитают южноамериканские разработки.

Отвечая на вопрос нашей газеты о перспективах использования термоядерной энергии, Ашот Саркисов произнес, что это направление очень принципиально и не случаем им занимается международное общество: Мысль использования энергии управляемого термоядерного синтеза в научном плане, непременно, должна рассматриваться и всесторонне исследоваться, хотя огромного оптимизма по поводу сроков реализации этой идеи у меня нет.

Физик-ядерщик Ларс Ларссон член Шведской Царской академии технических наук, профессионал в отрасли обеспечения безопасности на АЭС и утилизации радиоактивных отходов, работал в Шведской инспекции по атомной энергетике и в Департаменте атомной и радиационной безопасности Евро банка реконструкции и развития (ЕБРР).

На самом деле, совместная работа ученых началась 10 годов назад, после 4 конференций Наша родина НАТО, когда стало ясно, что без интернациональной помощи Наша родина не управится с ликвидацией последствий прохладной войны. Финансирование работ планировалось в рамках Ядерного окна фонда Экологическое партнерство Северного измерения (NDEP), который был основан в Две тыщи два году. Средства фонда складывались из взносов ЕС, 9 европейских государств, Канады и РФ.

У ядерной энергетики две задачи: истощение природных ресурсов и оят»

Условие для выделения средств разработка всеохватывающей программки по утилизации атомного флота, выведенного из эксплуатации, и связанной с ним инфраструктуры. Разработка этой программки, позднее нареченной стратегическим мастер-планом (СМП), была поручена академику Саркисову. СМП был принят интернациональным обществом в конце Две тыщи четыре года.

По словам Ларса Ларссона, до возникновения Ашота Саркисова не было общей стратегии в вопросе утилизации небезопасных объектов и не было ясности, что можно делать на средства ЕБРР и что могут воплотить Швеция и Наша родина на двухсторонней базе. При условии, что у ЕБРР много средств, но все продвигается очень медлительно, а у шведской стороны нет таких средств, но есть упругость и мобильность в принятии решений.

Есть и важные определенные задачки, которые были решены благодаря СМП. А именно, были выделены ценности в деле реабилитации: более небезопасны не атомные подводные лодки (АПЛ), а береговые технические базы, и на их были сосредоточены наибольшие усилия.

Выяснилось также, и это, может быть, единственный случай в русской практике, что на реализацию СМП нужен 1 млрд евро, а не 2, как предполагалось до его разработки. И конкретно это уточнение послужило толчком к скорейшему продвижению проекта.

В итоге нашей работы, произнес Ашот Саркисов в заключение лауреатской речи на симпозиуме, в 2013 году в первый раз количество реакторных отсеков, размещенных в пт долгого хранения, стало превосходить количество АПЛ, выведенных из эксплуатации на плаву.

Большущая работа по реабилитации Арктики выполнена коллективом ученых, инженеров и рабочих, которым нужно поклониться. И нашим забугорным партнерам, а именно Ларсу Ларссену, тоже. Утилизация АПЛ уникальный пример действенного интернационального сотрудничества в области решения масштабной экологической препядствия.

Сейчас меня тревожит неувязка, которой управление страны не занимается,

 объекты с ядерным топливом и радиоактивными отходами, затопленные в 1960?70-е годы в Карском море. Мой энтузиазм к утилизации выведенного из эксплуатации русского атомного флота и объектов его инфраструктуры остыл, и два года я уже не занимаюсь этой темой. В Карском море затоплено девятнадцать судов до верха загруженных контейнерами с радиоактивными отходами, Семьсот 30 5 различных радиоактивных конструкций и блоков ядерных энергетических установок, выше 17 тыщ контейнеров с жесткими радиоактивными отходами. Сейчас есть острая необходимость выявить объекты, которые необходимо поднять сначала, считает Ашот Саркисов.

У ядерной энергетики две задачи: истощение природных ресурсов и оят»

По его воззрению, нужна экологическая реабилитация всего этого района к тому же так как конкретно в этом месте обнаружены главные припасы нефти и газа на шельфе, которые планируют разрабатывать Роснефть и British Petroleum. Сразу академик растолковал: Сначала нужно подымать две АПЛ: К-27, которая лежит на глубине 33 метра, и К-159 на глубине 150 метров с ядерным топливом на борту. Если 4?5 кг воды попадут в активную зону реактора, есть настоящая опасность появления неуправляемой цепной реакции.

Отвечая на вопрос ЭПР о разработке новейшей госпрограммы по Арктике и цены ее реализации, ученый произнес: К огорчению, гос программки в этом направлении нет. Я пробую, используя авторитет РАН, привлечь энтузиазм правительства. Написали письмо Владимиру Путину, президент отдал поручение Дмитрию Рогозину, но пока подвижек, которые бы меня удовлетворяли, нет.

Вполне очистить Арктику нереально и не надо: контейнеры с жесткими отходами, наверное, целенаправлено бросить, а вот объекты с отработанным ядерным топливом нужно подымать. Цена этих работ, я думаю, будет намного ниже, чем 1 млрд евро, другими словами цены работ по утилизации множества АПЛ, выведенных из эксплуатации, и всей тяжеленной инфраструктуры. Здесь международные организации не надо завлекать, сами справимся.

Переходя к совсем другому вопросу взору лауреатов премии на энергетику грядущего, нужно сказать о некой парадоксальности их суждений в контексте предшествующей темы: Одно из самых многообещающих и неопасных направлений ядерная энергетика, гласит Ашот Саркисов. За всегда существования атомной энергетики конкретно от радиационного воздействия погибло 50 девять человек, в то время как в обыкновенной энергетике раз в год погибают тыщи, а если учитывать всю цепочку добыча, транспортировка, то еще на два порядка больше. Даже, когда молвят об трагедии на Фукусиме, нужно держать в голове, что тыщи человек погибли от цунами и практически никто от ядерного воздействия.

угрожало Арктике, произнес Ашот Саркисов на симпозиуме, и, а именно, Мурманску, Архангельску и Гремихе.

Напомним, что премия Глобальная энергия это заслуга за выдающиеся исследования и разработки в области энергетики, способствующие увеличению эффективности и экологической безопасности источников энергии в интересах всего населения земли. С Две тыщи три года она была вручена 30 одному ученому из 10 государств. Ответственность по выбору лауреатов лежит на Международном комитете по присуждению премии, в состав которого входят 20 5 ученых из 10 государств. Премия учреждена в РФ при поддержке русских энергетических компаний Газпрома, Сургутнефтегаза и ФСК ЕЭС.

Напомним также, что Ашот Саркисов уникальное явление даже если судить по сухим строкам биографии: возвратился с Карельского фронта на студенческую скамью в Одна тыща девятьсот 40 5 году, начал учить первых инженеров для атомного подводного флота в Севастопольском высшем военном-морском инженерном училище в 1956?м, защитил кандидатскую и докторскую диссертации, стал академиком РАН в Одна тыща девятьсот девяносто четыре году и лауреатом премии правительства РФ в области науки и техники в 2013?м. Вышел в отставку в звание вице-адмирала и многие годы воспринимает активное роль в работе РАН и Государственной академии США по дилеммам нераспространения ядерного орудия.

Ларс Гуннар Ларссон солидарен с сотрудником в вопросе перспективности и безопасности атомной энергетики: По данным МАГАТЭ, в мире работают Четыреста 30 5 реакторов, которые в главном уже вырабатывают собственный ресурс, и потому очень важны работы юных ученых в области, которая дает потрясающие способности.

Шведский ядерщик напомнил и о роли Глобальной ассоциации ядерной безопасности, которая была сотворена в Одна тыща девятьсот восемьдесят девять году в Москве. По его воззрению, новенькая культура обеспечения безопасности ЧТО (человек, разработка, организация), которую исповедует ассоциация, очень эффективна, невзирая на катастрофу на Фукусиме: К огорчению, это трагедия с маркировкой изготовлено в Стране восходящего солнца, при всем почтении к японской культуре. Мы должны ясно осознавать, как обеспечение ядерной безопасности вступает во взаимодействие либо, может быть, в конфликт с особенностями государственной культуры. И мы должны продолжать рассматривать ситуацию с обеспечением ядерной безопасности в целом по отрасли.

Общее резюме таково: чем больше АЭС будет введено в строй, тем наименьший процент аварий будет зафиксирован, как это происходит в авиации.